Chief Executive Officer

Откуда берётся эмалированная посуда?


Приглашаем вас на очередную экскурсию. В начале осени мы посетили градообразующее предприятие города Лысьва — металлургический завод с  225-летней историей. Кстати, еще в 1900 году заводской прокат получил высшую награду — «большую золотую медаль» на Всемирной выставке в Париже. Привычные всем кастрюли, чайники, вёдра, мойки, кружки начинают своё рождение в огромных производственных цехах.

Рулоны металла ждут, когда их заправят в прессы. Из них и будут изготовлены знакомые изделия:



Пресс изнутри состоит из набора матриц и пуансонов, постепенно вытягивающих лист до нужной формы:



Листовой металл поступает на пресс слева. Его постепенно вытягивают матрицами (сверху) на пуансонах (снизу). На этом прессе — 7 матриц, «вытягивающих» окончательное изделие.

Отсюда не видно, что все заготовки покрыты белой эмульсией — она позволяет легко скользить матрице и пуансону по заготовке. Этой эмульсией покрыто всё вокруг — ходить в цехе нужно осторожно, чтобы неподскользнуться.

Будущие кастрюльки, только что из-под пресса:





Кстати, в цехе стоят и более современные, более красивые прессы:





Собственники предприятия активно модернизируют производство, но старое оборудование никто не отправляет в утиль — работа найдется для всех.

На маленьких прессах делают ручки для кружек и крышек:



Блюдо от шеф-повара — стальные макароны по-Лысьвенски:



А как получаются такие пузатые заготовки?



Если пуансон выпуклой формы, то как с него снимается заготовка? Секрет прост. Сначала делается цилиндрическая заготовка, заготовка вставляется в раздвижную матрицу, внутри которой она «распирается» эластичным упругим пуансоном.

Мы покидаем штамповочный цех, окидываем напоследок взглядом металлический пол и ряды контейнеров сзаготовками всех форм и размеров:



Заготовки пока отправляются на промежуточное хранение. Здесь, в металлических контейнерах они будут ожидать следующей технологической стадии.



На следующем этапе производства заготовки нужно подготовить к сварочным работам и к нанесению эмали. Для этого заготовкам нужно пройти через этот закрытый конвейер:



Очередной тяжелый контейнер с железными заготовками прибыл к месту загрузки под кислотный душ:



Подача кислотной обезжиривающей смеси регулируется на этом пульте:



Душ, почти как в посудомоечной машине — смывает всю эмульсию, которая осталась после цеха штамповки:



С лёгким паром! Женские руки принимают чистые заготовки, чтобы отправить их дальше.



После душа все заготовки попадают на конвейерную линию. В этом цехе все изделия обретут свою окончательную форму. Зелёные шкафы слева — это сварочные аппараты.



Здесь к кружкам приварят ручки. Хоть сколько:



На сварочных аппаратах к кастрюлям привариваются ручки:



К крышкам — держатели фурнитуры:



Итак, заготовки уже стали посудой, их проверяют на соответствие и собирают в накопителях. Пока она неэмалированная, но ей не долго осталось ждать.



Стоит вспомнить, что идея выпуска именно эмалированной посуды, которая впоследствии прославила завод, уходит корнями в 1913 год и принадлежит владельцу завода графу Павлу Шувалову, который для ее воплощения пригласил на Урал польских специалистов. В настоящее время полуфабрикаты для эмали готовятся в соседнем цехе, но нам его не показали — это коммерческая тайна.

Процесс нанесения эмали начинается отсюда. Сначала наносится грунтовка. В специальных чанах вращается держатель, в который работницы вставляют необработанные кастрюли. Готовые кастрюли вынимаются специальными прихватками и отправляются на конвейер. Эти движения напоминают танец, даже завораживают.

Взмахи руками, вращения техники — кажется, что женщины жонглируют кастрюлями. А если учесть, что таких «постов грунтовки» несколько, то зрелище становится совсем захватывающим:



Подготовленная посуда проплывает на конвейере мимо контролёра:



Дальше её ждет первая печка. В печку посуда уходит серой и блестящей, а из неё возвращается белой и матовой.

Левая сторона — туда, правая — оттуда.



На следующем этапе наносится первый слой покровной эмали, и снова в печку. Светлая слева — туда. Темная справа — оттуда.



Это одна из самых жарких печек в цехе:



Такую печь, перед тем, как туда отправится посуда, необходимо двое суток «растапливать». Впрочем, скоро печи будут заменены на более современные, которые будут готовы к работе едва ли не сразу же после включения.



Последний слой эмали на внешнюю сторону наносится вручную. На внутреннюю сторону эмаль наносится на специальной карусели. Посуда притягивается магнитом к вращающимся площадкам. Кастрюльки крутятся, как на аттракционе в парке:



Дальше посуда отправляется на конвейер с «креслами». Каждой свежеобработанной кастрюльке в пути к очередной печке полагается мягкая подушечка:



В печку посуда отправляется белой матовой, а выходит белой глянцевой. Верхний слой эмали может быть любым— смотря какой пигмент добавить. Вон, одна из кастрюль наверху, например, чёрного цвета.

Вход:



И выход:



Теперь посуду можно отправлять декораторам. Нанесение деколей — привычный всем процесс. Как обычная переводка в детстве: намочили, приложили к поверхности, вытянули подложку. Ничего особенного.

Только переводка не простая, а специальная — посуду нужно снова отправить в печку. Там испарится слой, на котором держалась краска картинки, а сама краска «впитается» в эмаль и останется на ней навсегда. Деколи производят на считанном количестве предприятий на территории бывшего Советского Союза — уж очень непроста технология производства. По желанию заказчика можно сделать даже рельефные деколи!

Это не единственный способ декорирования. Посуда может дополнительно окрашиваться из краскопульта, чтобы дно было одного цвета, а стенки — другого. Посты окраски:



К сожалению, во время нашей экскурсии окраска не производилась. Получилось посмотреть только на готовые изделия, обработанные краскопультом — обратите внимание на розовый ободок на белой кастрюле:



Осталось совсем немного. Нужно установить пластиковую фурнитуру и закрепить нержавеющие ободки наспециальном станке (это делает женщина на станке на заднем плане). А на переднем плане — готовые изделия с установленными ободками:



Можно отправляться на линию контроля качества. Здесь контролеры осматривают изделия, ставят штампы и приклеивают ярлыки внутрь посуды:



Теперь изделия готовы отправиться на сортировку-комплектацию.



Неуклюжим людям здесь не место — одно неловкое движение может разрушить эти пирамиды. Здесь как нельзя лучше понимаешь, каково приходится слону в посудной лавке:





Здесь посуду рассортируют по комплектам, уложат в гофроящики и отправят дальше — на склад готовойпродукции.

Практически всю упаковку предприятие изготавливает самостоятельно. Более того — у них имеется цех по производству гофрокартона для изготовления коробок. И своя типография, позволяющая печатать на коробках.

Вот, например, помещение, где ожидает своего часа очередная партия картона:



Посуда к продаже готова!

Оптовые покупатели могут выбрать подходящую посуду в специальном «шоу-руме»



Проходя мимо корпусов революционного времени можно увидеть, что в стены здания работники завода закладывали капсулы с посланием для потомков. Некоторые из них надлежит извлечь совсем скоро. Интересно, что они там понаписали?





А мы покидаем гостеприимный завод с богатой историей. До свидания!

Забрать себе:


Если вам интересно воспользоваться этим практическим опытом, то подпишитесь на нашу рассылку.
Наши адресаты знают: мы не шлем рекламный спам.